Инэйлэ
Mhi draar digur. Mhi draar tok'kad. Nu’mhi kar’taylir miit “ne’ret’yc.
Название: цикл "Долгое возвращение", часть 1 "Приход сумерек", рассказ 1 "Эльмекийская Академия" (часть 1 из 3)
Автор: Инэйлэ
Рейтинг: PG (заумь)
Размер: 154 кБ
Статус: этот рассказ закончен, цикл в работе.
Дисклаймер: мир Алой Сферы и его население принадлежат Кандзаке-сама, стихи в эпиграфах принадлежат их авторам, а всё остальное (весь творящийся беспредел) - моё)))
От автора: ловля роялей в кустах, очепяток и обшибок приветствуется.


Хранилище встретило их прохладой и молчанием, которое не мог нарушить ни один звук извне.. Волшебнице и её ученице пришлось долго дёргать за шнур колокольчика, чтобы Смотритель наконец изволил явить им свою персону. Он был стар, ворчлив и недоверчив, и никогда не уставал от речей в ключе «а вот двадцать с лишком лет назад вы бы так себя не вели...». Имя его мало кто знал, да и старик предпочитал обращение Смотритель с прибавлением приставки «почтенный».
Впрочем, разглядев, кто именно пожаловал к нему в обитель, он быстро прикусил язык, не удержавшись при этом от гримасы разочарования. Двадцать с лишним лет назад почтенная преподавательница носила несколько далеко не безобидных прозвищ... Тихонько фыркнув себе под нос, Лина извлекла из сумки разрешение, написанное Астеном, и протянула его Смотрителю.
- Вот, почтеннейший, господин Заместитель счёл меня заслуживающей доверия и дал разрешение на изъятие из Хранилища...
Её бесцеремонно прервали.
- Это я и сам вижу, не слепой. И ещё не впал в старческий маразм, как бы того не хотелось отдельным личностям. Чего удумала, рыжее бедствие? Город взорвать вместе с Морисом и семейкой?
Лина только глазами захлопала. Такой отповеди она не ожидала... Эльна удивилась ещё больше – не каждый день видишь Лину Инверс, которую ухитрились лишить дара речи.
Смотритель, оглядев получившуюся картину, довольно хмыкнул и сменил направление речи:
- Впрочем, мне сие по барабану, моё дело – никому без разрешения артефакты не выдавать. Вам чего надо – приборы, усилители?
Пришедшая в себя Лина решила не вдаваться в подробности последних событий и ответила коротко:
- Амулеты-усилители – для Эльны. Желательно – не слишком громоздкие.
Смотритель смерил юную ученицу внимательным взглядом и снова посмотрел на наставницу.
- И что мне прикажете делать? Я эту деву в первый раз вижу, но мне зрения вполне хватает, чтобы понять – ей усилители нужны, что вам. Дар мощный, хоть и не до конца обкатанный, в Академии полно народу, кому усилители нужней во сто крат...
Лина молчала. Смотритель уже всё понял и всё решил, это было очевидно, просто ему хотелось выговориться. Эльна переводила взгляд с сурового старика на наставницу и обратно, явно догадываясь о том же.
- Чего молчите, чародейки?.. Эхе-хе...
Старик покачал головой и развернувшись, взмахнул рукой.
- Ждите.
И, сотворив маленький огонёк, шагнул в тёмный коридор, откуда появился несколькими минутами раньше.
Лина успела отсчитать сто ударов сердца, когда к ней обратилась Эльна. Неплохое время, по сути – раньше их можно было услышать без какой-либо магии, а если всё же оная присутствует – сколько не хоронись, не поможет.
- Что он понял, госпожа Лина?
Волшебница пожала плечами.
- Что усилители нам не для простого любопытства и тренировки – точно понял. Что мы не намерены их возвращать – не знаю. Насчёт воровства сразу скажу, этого не будет. Как прибуду домой, отправлю Ректору мешочек драгоценных камней, чтобы не слишком бесился.
- А...
- Миллиона, думаю, хватит.
- Ми.. лли.. она?.. – Эльна хоть и знала, сколь ценны магические предметы, всё же была потрясена.
Лина невозмутимо пожала плечами.
- Мои Талисманы мне достались за пять с половиной. А если учесть, что здесь вряд ли найдётся нечто хоть сколько-нибудь к ним приближенное... Больше миллиона я не отдам.
Девушка только покачала головой, прислушиваясь к тишине коридора. Лина с улыбкой повернулась к ней.
- Не беспокойся, если вообще ничего толкового не будет – потом в Сейруне посмотрим. У Амелии точно что-нибудь хорошее отыщется.
Эльна вздохнула и, набравшись духу, выговорила:
- Мне даже подумать жутко, для какой магии могут потребоваться такие амулеты...
Рыжеволосая волшебница только улыбнулась уголком губ.
- Так жутко, что даже не попыталась прикинуть?
Эльна одарила наставницу оскорблённым взглядом:
- Обижаете, госпожа Лина. Конечно же, я успела подумать над этим. Но вот только ничего, кроме Бласт Бомба мне в голову не пришло. Высшей белой магией вы вроде не занимаетесь, а других столь мощных заклятий мне что-то не припоминается...
- И не должно припоминаться... Такие архивы хранят за семью замками. И только избранные счастливцы – или же несчастливцы – удостаиваются чести заглянуть в них...
Эльна судорожно вздохнула. Одна мысль о хранящихся в таких архивах сокровищах заставляла трепетать от восторга... и ужаса. Лина искоса наблюдала за ней, с удовлетворением отмечая отсутствие явной эйфории и чрезмерного испуга. Так, предвкушение истинного мага, смешанное с голосом инстинкта самосохранения. Хорошо.
- Ещё одно. Как только выйдем отсюда – прямиком отправишься к себе, собирать вещи. Много не пакуй, так, чтобы могла нести самостоятельно... впрочем, - Лина встряхнула головой – чего я объясняю?
Девушка кивнула, слов не требовалось.
Лина вновь посмотрела на неё. Дождалась, когда их взгляды встретятся. И снова заговорила – понизив голос.
- И теперь – последнее.
Из сумки она извлекла Рукопись.
- Эту книгу не открывай, пока не наденешь амулеты. Не открывай там, где тебя могут увидеть. Кто – не важно, эти знания не должны принадлежать всем – слишком опасны. Часть из них я почерпнула в других источниках, до части – дошла своим умом. А часть я и вовсе не изложила – некоторые вещи нельзя узнать – только понять самостоятельно.
С этими словами Лина протянула книгу Эльне. Та приняла её дрожащими руками, ощупала так, словно была незрячей – и аккуратно уложила в свою сумку, которую носила постоянно, как и каждый студиозус.
- Ничего не говори... – Голос Лины был мягок и одновременно хрупок. – Всё потом.
- Хорошо, госпожа Лина...
Ещё минут десять волшебницы провели в молчаливом ожидании, когда, наконец, из коридора послышались шаги. На стенах коридора забрезжили первые слабые отблески света, потом они окрепли и вскоре в дверном проёме появился магический огонёк. Несколько секунд спустя он погас, а в приёмную вышел Смотритель, держа в под мышкой небольшую шкатулку. Одну.
Заметив направление взглядов волшебниц, старик криво ухмыльнулся и, подойдя к столу, выложил на него предмет всеобщего внимания.
Лина напряжённо нахмурилась. Эльна посмотрела на шкатулку, на Смотрителя, снова на шкатулку, на наставницу, снова на Смотрителя и опять на шкатулку.
Наконец молчание было нарушено:
- Вы принесли только это? – голос был холоден и спокоен, только в глубине алых глаз мерцала одинокая искра.
Смотритель не издал не звука. Вместо этого он осторожно коснулся покрытой резьбой крышки шкатулки с нескольких местах. Что-то несколько раз еле слышно щёлкнуло, что-то слабо скрипнуло, и крышка дрогнула и приподнялась. Ещё один щелчок – и она откинулась полностью.
На обивке из алого бархата лежало... нечто, завёрнутое в сияющий золотистый шелк. Эльна покосилась на наставницу – та явно немного расслабилась, а на лице появилось выражение, больше близкое к одобрению, нежели к недовольству.
Волшебница и впрямь была склонна заключить, что в шкатулке скрывается нечто достойное внимания – ибо вероятность того, что цветовая гамма являлась совпадением, стремилась к нулю.
Смотритель аккуратно вытащил свёрток. Его длинные тонкие пальцы, высохшие и покрытые морщинами, двигались так легко и бережно, словно касались хрупких крылышек бабочки. Уложив свёрток на стол, он развернул ткань...
Лина и Эльна разом подались вперёд, чтобы рассмотреть то, что он им принёс, и едва не столкнулись, но в последний момент девушка предоставила наставнице право смотреть первой и отодвинулась в сторону. Впрочем, если Лина и заметила этот манёвр, то только мельком. Всё её внимание было поглощено лежащими на золотистом шелке амулетами.
Это были два браслета, очень похожие друг на друга. Один был сделан из чёрного железа, другой – из очень светлой, почти белой стали, и на этом различия заканчивались. Исполнение было невероятно сложным и тонким – по десятку тонких цепочек скрепляли между собой четыре тонкие пластины, на каждой из которых было укреплено по камню – синему, белому, чёрному и алому. Держались камни на маленьких, почти незаметных золотых зубчиках.
Четыре камня – четыре мира. И соединяющее их золото.
Лина улыбнулась. Похоже, ожидания оправдываются. Смотритель, до этого просто молча наблюдавший, вставил короткую реплику:
- Камни – турмалины.
Лина и Эльна одновременно подняли головы и впились взглядами в глаза старика. И не нашли в них ни намёка на шутку или ложь. А затем, потеснившись, склонились над амулетами, вглядываясь ещё внимательнее. Лина разбиралась почти во всём, что было связано с магией. Эльна в этом плане уступала ей, но зато, как аристократка, неплохо разбиралась в драгоценных камнях.
- Турмалины, можете не сомневаться, госпожа Лина. Неужели вы думаете, что я такой идиот, что попытаюсь вас надуть?
Волшебница только вздохнула:
- Нет... Извините, просто сложно в это поверить. Турмалины как амулеты замечательны, но...
- Но редко кто решается напялить на себя такую комбинацию. Особенно если в ней есть шерл... Только вашей ученице ничто другое просто не подойдёт – рассыплется в лучшем случае через год! А в худшем – при первой же тренировке. Сразу говорю, эти амулеты с вашими Талисманами не сравнятся, но лучше их вам не найти.
Лина снова сощурилась – она точно помнила, что не распространялась насчёт истинного названия своих амулетов, а тут... Смотритель усмехнулся.
- Всё же вы меня за идиота держите... Обидно. Я, между прочим, жизнь посвятил магическим инструментам. А с особенным тщанием собирал сведения о легендарных вещах... Таких, как Меч Света Горун Нова – или же Талисманы Крови. Не тревожьтесь, я не собираюсь что-либо из вас выпытывать или, тем паче, использовать свои знания во вред вам. У вас своеобразная слава, госпожа Лина, но одно мне известно точно: вы и подлость несовместимы. Да, у вас огромное количество не самых милых прозвищ. Да, список разрушений от вас удручающе велик. Но при этом – я не слышал что бы вы мирились с подлостью и мерзостью. Думаю, так будет и впредь. Думаю, вы и ученицу вырастите такой же.
Старик потёр переносицу и вздохнул:
- Ну вот, опять заболтался. А ведь у вас, как я понимаю, времени в обрез – иначе не заявились бы ко мне сразу после звона Колокола... Не берите в голову мои разглагольствования – наверное, у вас и без них головной боли хватает. Если Лина Инверс выходит в путь после долгих лет покоя – значит в мире что-то происходит. Мисс Эльна – надевайте чёрный браслет на левую руку, а белый – на правую. Каждый камень символизирует Повелителя Света или Тьмы одного из миров. Только сначала прочтите текст заклинания – на внутренней стороне браслетов.
Лина сделала шаг в сторону, не спуская глаз со Смотрителя. Его словам она не слишком-то верила – не всем словам. Заболтался он, как же! Слишком много он знает – в том числе и о последних событиях, которые, по идее, он должен был бы пропустить... Волшебнице просто зверски хотелось подвергнуть его расспросу с пристрастием, но... Это было бессмысленно. Он уже дал понять, что не собирается вмешиваться – и при этом даёт ей полную свободу действий. Вздохнув, она перевела взгляд на ученицу.
Эльна переводила взгляд с наставницы на Смотрителя – их односторонний разговор был странным, наполненным недомолвками и недосказанностями, но прояснять ситуацию они явно не собирались. Было немного обидно, но по сути – что она пока знает? Особенно по сравнению со Смотрителем, которому уже одному Цефеиду известно сколько лет, и госпожой Линой, в глазах которой порой проносится такое, что хочется просто бежать и забиваться в какую-нибудь неприметную щель? Да ничего! Вздохнув, Эльна отвернулась от них и занялась амулетами согласно советам Смотрителя. И все посторонние мысли вылетели у неё из головы. В её руках лежали изящные и могущественные артефакты. Кто их создал? Когда? Нет ответа
Окончательно отрешившись от внешнего мира, Эльна осторожно перевернула браслеты тыльной стороной вверх и углубилась в изучение рунических письмен, вычеканенных на пластинах. Руны не были сильной стороной девушки, но и слабой тоже не являлись. Главной проблемой стало определение правильной последовательности записей, но в итоге и эта задача сдалась на милость победительницы.
Плавными, осторожными движениями Эльна надела браслеты: светлый на правую руку, тёмный – на левую. С еле слышным щелчком защёлкнулись сложные застёжки, одновременно подтягивая цепочки так, чтобы пластины с камнями плотно прилегали к коже...
...О Повелители Света и Тьмы Четырёх Миров, к вам обращаюсь я! Дайте вашей силе собраться в моих руках!..
Эльна не произнесла эти слова вслух – но незримая струна магии в глубине её существа еле ощутимо дрогнула, отзываясь. Заклятие было составлено верно. Улыбнувшись, девушка подняла глаза и встретилась взглядом с улыбающейся наставницей.
- Молодец, - только и проговорила Лина, с удовольствием пронаблюдав, как ловко ученица справилась с амулетами. И как откликнулись сами амулеты. Воистину, найти что-нибудь лучше их вряд ли удастся.
- А вы нос кривили, - хмыкнул Смотритель. – Я здесь все артефакты наперечёт знаю, и уж сообразить, что кому подойдёт, мне по силам.
Лина вздёрнула бровь. Разумом она отлично понимала, что никакие словесные увёртки ни к чему не приведут, и перепалка сия не имеет смысла, но... Слишком долго она была благовоспитанной и добропорядочной. Слишком долго.
- А совсем недавно вы вроде заявляли, что Эльне амулеты не слишком-то нужны, и в Академии многим они гораздо нужнее...
Смотритель укоризненно прищурился и наставительно погрозил пальцем.
- Вы неправильно цитируете, госпожа Лина. Я сказал, что усилители магии вашей ученице нужны так же, как и вам. Разница имеется, верно ведь?
Волшебнице осталось только покачать головой и признать своё поражение.
- Сдаюсь, почтеннейший. Вы меня переспорили
Старик хихикнул:
- Риторика и логика – это вам не Драгон Слейвы! Хотя, он вздохнул, - для кого-то и то и другое нечто запредельное... Так о чём это я? Ах, да... Амулетам этим цена минимум миллиона два, так что лучше пошлите Ректору стазу три миллиона, дабы не слишком бесился.
Смотритель резко выпрямился, взял со стола свиток бумаги с разрешением от Заместителя Ректора и уложил в шкатулку, накрыв шелком. Щелчок – и крышка захлопнулась.
- Вот так. Эта шкатулка хранилась много лет, и будет храниться столько же, пока не свалится на голову кому-нибудь из моих будущих сменщиков. А может, и не свалится – кто знает?
Пожав плечами, Смотритель взял шкатулку со стола и умостил под мышкой.
- Пора прощаться, госпожа Лина, мисс Эльна. Нам уже не встретиться больше. Удачи вам во всём и дай вам сил Золотая Владычица. Прощайте.
- Прощайте, Мастер Смотритель... – проговорила Эльна, в волнении сцепив пальцы, - прощайте и спасибо вам.
- Прощайте, почтеннейший, - негромко сказала Лина, глядя ему в глаза, - пусть я и не понимаю причин вашей помощи нам, но искренне благодарна. Жалею лишь, что не могу попрощаться с вами, как подобает, назвав вас по имени...
Смотритель пожал плечами.
- Если вам так хочется, то могу отозваться на имя Ран.
Лина на миг опустила ресницы.
- Прощайте, почтенный Ран. Да пребудет с вами милость Золотой Владыки.
Развернувшись, волшебница покинула комнатку на подземном этаже Главной башни. Эльна следовала за ней.
Старый Смотритель несколько секунд смотрел им вслед, а затем развернулся и растворился во тьме коридора, на сей раз – не зажигая света.

Солнечный свет показался обеим волшебницам прекрасным, а напоенный запахами раскрывающихся цветов воздух – неимоверно сладким. Вздохнув и прищурившись, подняв глаза к небу, Эльна посмотрела на наставницу.
- Госпожа Лина, а зачем вы спросили его имя?
Рыжеволосая волшебница издала короткий смешок и покачала головой.
- Лучше спроси, почему он мне ответил...
Девушка недоумённо моргнула:
- Я не понимаю...
Лина слабо улыбнулась:
- Потом поймёшь. Ну, не стой, иди собираться. Жду тебя у себя.
- Хорошо, госпожа Лина. Я буду так быстро, как только смогу!
Эльна убежала, на ходу одёргивая рукава, чтобы хоть как-то скрыть амулеты от постороннего взора.
Лина проводила её взглядом и задумалась. Звон Колокола слышал весь город, значит, Алекс уже наверное на пути в тот городишко – как-бишь-его? – а Гаури вытряхивает из сослуживцев обещания подменять его. Осталось только предупредить Нагу и попросить позаниматься с её особой группой. А для этого её ещё надо найти...
- Лина!!!
Вопль откуда-то сверху заставил волшебницу подпрыгнуть на месте и рефлекторно поднять щит. И только после этого рыжеволосая волшебница подняла голову.
Нага, занимавшая её мысли секунду назад, опасно высунулась из окна и размахивала руками. Убедившись, что её заметили, черноволосая волшебница на мгновение скрылась из окна – чтобы миг спустя попросту выпрыгнуть из него. Замедлив падение заклинанием левитации, Нага ловко приземлилась в шаге от так и не снявшей щита Лины. Оправив сбившиеся складки широкой юбки, она заговорила:
- Лина, ты ведь уже знаешь о...
Та не стала тянуть с ответом:
- Да, знаю. И Эльна тоже, она едет со мной. У меня к тебе одна просьба... Позанимайся с моей особой группой, покажи им заклятия Дайнаста – я не успела.
Нага прищурилась.
- Дайнаста... Хорошо, без проблем. Прикрывать тебя не надо?
Лина покачала головой, невесело улыбнувшись.
- Меня прикрывает Астен Руагарди.
- Да, Лина, ты всегда умела втравливать нормальных людей в свои авантюры...
Рыжеволосая волшебница только вздохнула.
- Так уж получилось.
Нага только хмыкнула:
- Не прикидывайся невинной овечкой, тебе это не идёт, да и враги такого образа не испугаются. Лучше доставай-ка из недр памяти Бандитоубийцу с ДажеДрой – данная ситуация как раз для них!
И благоговейно замолчала. В алых глазах подруги-соперницы зарождалось пламя. Пламя, по которому очень легко было узнать Врага Всего Сущего.
- Вот такой тебя никто не одолеет! - широко улыбнулась она. – Что ж, Лина, удачи тебе и побольше бандитов с толстыми кошельками! Пока! Терпеть не могу слезливых прощаний, так что прости уж, я пошла – заканчивать с рутиной и искать твою банду. До возможной встречи!
Лина покачала головой.
- Прощай, Нага! Удачи тебе! Решила уже, куда отправишься?
Черноволосая волшебница пожала плечами.
- Скорее всего – в Альянс. Соскучилась я по хорошей морской кухне. Рыбка, устрицы, всякие гады морские... Устроюсь – черкну письмецо.
- Хорошо. Буду ждать его. Пока, Нага!
- Пока, Лина! Разберись со всем этим, как ты умеешь. Я в тебя верю.
Развернувшись, Нага быстро сотворила заклятие левитации и взмыла вверх – возвращаясь к окну, из которого недавно выпрыгнула. Лина проводила её взглядом, постояв на месте ещё несколько секунд, ровным, неспешным шагом двинулась в сторону казарм – если повезёт, то она перехватит Гаури прямо там.
То, что носило гордое имя «казармы», на самом деле не являлось казармами в прямом смысле этого слова. К стене прижималось приземистое двухэтажное здание с плоской как стол крышей. Ну, возможно и не совсем плоской, но если сравнивать с остальными городскими домами... На первом этаже располагались кабинеты начальства и арсенал, на втором было устроено десять комнат для отдыха и сна – на случай чрезвычайных обстоятельств вроде непогоды или нашествия родственников у стражников. Сейчас все окна в казарме были открыты нараспашку, что давало обладателям чуткого слуха и умения левитировать возможность узнать, что творится в стенах здания. И Лина эту возможность упускать не собиралась.
- ... А в ночь с двадцатого на двадцать первое меня будет подменять Бран... – донёсся до волшебницы родной голос. Гаури, похоже, уже говорил некоторое время и останавливаться пока не собирался, но не всё было в его воле.
- Тихо, говорун. Помолчи. Это ж надо придумать – «ростбифный месяц»... Впрочем, будь я желторот как и твои сослуживцы, тоже поверил бы...
В ответ не донеслось ничего кроме молчания. Лина почти увидела, как Гаури с самым невинным видом хлопает своими длиннющими ресницами, то ли сбитый с толку, то ли прикидываясь.
- И глазки мне тут не строй, герой-любовник. Думаешь, не понимаю, в чём дело? Думаешь, не могу сложить твою просьбу со звоном Колокола? Так вот, я сложил. И получилось, что кое-кто решил драпануть из Столицы на время, пока наследнички не разберутся между собой и всё не утрясётся. В общем-то, я тебя не виню – но всё же не понимаю, чего ты боишься. С такой-то женой...
Лина нахмурилась, пытаясь понять, что капитан стражи только что сделал – оскорбил её или наоборот, похвалил? По смыслу скорее выходило второе, но вот по тону – первое. Отвлёкшись на размышления, волшебница едва не пропустила ответ.
- Вот именно в Лине и дело, - заявил Гаури, и сама Лина икнула от удивления. – Боевого мага сильнее её нет во всей Империи. И у меня нет ни малейшего желания ожидать, когда к ней косяками пойдут эти тьмой побранные наследнички трона с «предложениями, от которых невозможно отказаться». Лина, конечно, их всех по очереди пошлёт к Дайнасту пингвинов считать, они, конечно, оскорбятся... продолжать или не надо?.. – выдержав паузу, которой волшебнице как раз хватило, чтобы успокоить дурацкое хихиканье, мечник продолжил, - в общем, вы правы – сейчас я собираюсь вернуться домой, взять Лину в охапку и не появляться в городе до коронации.
Капитан стражи молчал довольно долго. Лина уже вся извелась, и подумывала о том, чтобы заявиться к нему в кабинет, дабы поторопить немного, когда ветеран наконец заговорил.
- Месяц тебе отпуска. За свой счёт. Если канитель закончится раньше – вернёшься раньше. Через полтора месяца я тебя из списков вычёркиваю, так что если задержишься – придётся наниматься заново, как новичку, со всеми вытекающими. Свободен.
- Есть, капитан! – голос Гаури звучал бодро и воодушевлённо. – И, на будущее, капитан, - воин понизил голос, и Лина насторожилась в ожидании фортеля. Этот тон мужа она знала отлично, и обычно за ним следовало нечто весьма занимательное.
- Следите за тоном, когда говорите о Лине – кто знает, когда она может оказаться поблизости?
Резкий двойной стук и грохот – стук закрывающейся двери и грохот чего-то тяжёлого, в эту дверь врезавшегося, возвестил о том, что Гаури покинул кабинет начальника. Лина, похихикивая, спешно оставила свой пост подслушивания и спланировала на землю, прямо ко входу.
Минуту спустя из дверей вышел Гаури – уже без плаща, в повседневной одежде.
- Кто-то собирался брать меня в охапку?
Гаури на мгновение замер – а потом одним прыжком оказался рядом с Линой и осуществил недавно озвученное намерение. Подхватил её на руки, закружил.
- Я собирался!
Лина обняла его за плечи – а если быть честной с самой собой – то за шею. Плечи у Гаури широченные, поди обхвати. За шею удобнее держаться, она чаще попадается под руки, да и шептаться в процессе проще. Волшебница немного подтянулась, воин наклонил голову – и теперь никто, кому могло вздуматься проследить за ними, не мог заподозрить в шепчущейся парочке заговорщиков.
- Эльну я предупредила, она сейчас побежала собирать вещи. Алекса после звона не видел?
Гаури ещё раз крутанул её и, остановившись, зашептал её в ухо.
- Нет. Он вообще сегодня ушёл первым. Думаю, он уже за воротами. Я все дела закончил. А ты?
- Я тоже. Идём домой – на сборы потребуется время.
- Хорошо.
Гаури опустил её на землю, обнял за плечи, и со стороны абсолютно довольная друг другом и окружающим миром пара направилась к боковым воротам. На пути им никто не встретился, да мог ли – в разгар выходного? Боковые ворота проводили их устремлёнными вдаль взглядами и молчанием крылатых кошек-Стражей, и Академия осталась у них за спиной.
В прошлом.
Они шли по прямой как луч улице молча, переживая заново каждый шаг, сделанный по мощёным каменными плитами дороге. Здесь они прожили десять лет... И теперь уходили навсегда.
Лине неожиданно вспомнилась совсем другая дорога – окружённая лесом дорога, ведущая к Атласу. Они шли по ней точно так же... сколько же лет про шло с той победы над Шабронигдо?.. Много. Много воды утекло, и они стали другими. Интересно, если бы она тогда знала, чем всё обернётся – ввязалась бы в ту историю?.. А, кому она врёт. Ввязалась бы как миленькая. Даже если бы знала, что есть Гига Слейв?.. На губы волшебницы наползла усмешка. А то нет...
- Лина?..
Голос Гаури вырвал её из размышлений, вернув в реальный мир.
- Что случилось?
- Ну... – воин пожал плечами. – Ты не очень хорошо улыбалась.
Лина вздохнула, подумала чуть и подняла глаза, встретившись с ним взглядом.
- Гаури, как думаешь, тогда, много лет назад, когда мы только-только встретились – могло всё повернуться по-другому? Могла та история со статуэткой и воскрешением Шабронигдо повернуться как-то иначе?
На лице Гаури отразилось искреннее, невероятное недоумение:
- А разве что-то могло пойти по-другому?
Лина ещё раз вздохнула, опустила веки и прислонилась головой к надёжному плечу. В этом весь Гаури – сослагательное наклонение его, как и историю, не волнует. Улыбнувшись, Лина окончательно вернулась в реальность.
- А почему мы стоим на месте?..
- Ну... Мы пришли.
Лина мысленно дала себе оплеуху за невнимательность. Они действительно стояли у крыльца своего дома.
Подняться по лестнице, открыть дверь, повесить плащ на оленьи рога. Такие обыденные действия совершаются каждый день, и всегда проходят незамеченными – как и остаются незамеченными шаги по привычному пути. Но порой, в особенные дни, всё меняется. Волшебные и горькие слова «в последний раз».
В последний раз они поднялись по лестнице. В последний раз открыли дверь и зашли в дом. В последний раз повесили плащи на служившие вешалкой оленьи рога. В последний раз осмотрели прихожую.
Обнявшись снова и прижавшись друг к другу тесно-тесно, чтобы пройти в дверь, они вошли в гостиную. Сейчас в ней всё осталось всё так же, как и прошедшим вечером. Скомканный плед на диване, немного сдвинутая медвежья шкура у камина, письма на столике... Именно они стали последней каплей, пробившей стену. Пробившей и впустившей в тихий и мирный мирок ветер. Буйный, неистовый ветер, вечный спутник их странствий. Лина и Гаури улыбнулись друг другу и разжали объятия. Им предстояло много дел...
Час спустя тихий и порядочный дом семейства Инверс-Габриев форменным образом стоял на ушах. Все шкафы были подвергнуты безжалостному распахиванию и ещё более безжалостной инспекции. Всё, без чего можно было хоть сколько-нибудь обойтись, отбрасывалось в сторону. Одежда, безделушки, украшавшие дом и служившие напоминанием о различных праздниках – всё возвращалось обратно на полки. Лина рассталась с большей частью книг по магии – точнее говоря – почти со всеми. В прежней жизни она не полагалась на них, предпочитая собственную память, и теперь, когда эта жизнь готовилась снова предъявить на волшебницу свои права, собиралась вернуться к прежним привычкам.
Гаури в этом плане было проще – меч, одежда, доспехи, одеяло, различные мелочи, необходимые в дороге – он собрался быстро и теперь пытался помогать – и изрядно мешался под ногами ( или руками?), пока нервничающая Лина не рявкнула на него и не прогнала вниз – ожидать Эльну. Мечник удрал, а волшебница вытащила из шкафа свой старый походный костюм. Благодаря заклятиям он отлично сохранился, и его вполне можно было носить, но... Лину мучили чернейшие подозрения, что этот костюм местами ей будет мал...
Погладив старую верную одежду, волшебница уложила её в сумку, проложив между несколькими магическими артефактами и парой склянок с универсальными противоядиями. Похвалив себя за умение находить компромиссы между необходимостью взять как можно меньше и нежеланием расставаться с памятью, Лина мрачно перевела взгляд на платья. Длинные юбки она ненавидела столько, сколько себя помнила, но за последние годы притерпелась и привыкла. Привыкла настолько, что мысль о том, что стоит взять платье-другое с собой не кажется ей кощунственной. Покачав головой, Лина развернулась и сняла со стула вчерашнее платье и разложила его на кровати. Пришло время позаботиться о будущем и хлебе насущном – то бишь о деньгах.
Из разных мест – из-под кровати, из потайного отделения в шкафу, из-за спинки кровати, из-под половицы, скрывающейся под ковром – она достала в общей сложности около десятка мешочков. В одном было золото, в остальных – драгоценные камни. Перебрав их, Лина выбрала один мешочек, высыпала его содержимое на стол и наскоро пересмотрела. Выбрав из кучки изумрудов пару камней, она ссыпала остальные обратно, перевязала горловину мешочка верёвочкой и, взяла со стола свечу, зажгла её и скрепила узел верёвки воском и своей личной печатью. Теперь осталось только занести это на почту и отправить на имя Ректора. Завернув все остальные, кроме двух, мешочки в платье, Лина уложила свёрток во вторую сумку, которую собиралась навьючить сначала на Гаури, а потом на лошадь. Оставшиеся два мешочка отправились в первую сумку. Кивнув свои мыслям, она принялась переодеваться.
Три минуты спустя Лина рассматривала своё отражение в зеркале. Рыжие волосы заплетены в косу. Лоб пересекает старая добрая бандана. Белая рубашка, бордовые штаны. Чёрный кожаный пояс с прицепленным кинжалом в ножнах. Чёрные перчатки. Чёрные сапоги. Черный плащ с розовым (дань цвету) подбоем и старые наплечники. И Талисманы Крови.
- Вот теперь – прошлое и в самом деле возвращается... – прошептала волшебница, и, подхватив сумки и ректорский мешочек, вышла из комнаты, закрыв за собой дверь.
Внизу царила тишина – видимо, Эльна ещё не пришла. Гаури вольготно устроился на диване, закинув руки за голову и еле слышно похрапывая. Его сумка лежала у его ног, и Лине ничего не стоило подложить к ней вторую – с драгоценностями. Провернув сие чёрное дело, волшебница уселась рядом с ним и принялась ждать.
Волей-неволей её взгляд остановился на вчерашних письмах. Меньше суток прошло, и вся жизнь перевернулась с ног на голову. Или с головы на ноги. С коротким смешком Лина встала, взяла письма со столика и, вернувшись на диван, уложила их в сумку. Конечно, особого смысла в этом не было. Информация Мартины с полудня устарела, а с остальными она обязательно увидится лично, но... Жечь письма не хотелось. Да и неправильно было бы их жечь – ведь не жгли же они предыдущие письма? Нет, не жгли, берут с собой. Значит, так тому и быть.
И где Эльна? Может, что-то случилось?
Словно в ответ на её мысли, из прихожей донёсся стук в дверь.
Лина подскочила с дивана, Гаури подхватился следом. Несколько скачков, десяток ударов сердца – и волшебница распахнула дверь. На пороге стояли одетая по-дорожному Эльна и Кселлос.
- Кселлос?!! – дуэт воина и волшебницы прозвучал на редкость слаженно, но в следующую секунду распался на сольные партии.
- Вот так встреча! – Гаури.
- Ты что делаешь в компании Эльны? – Лина.
- Здравствуйте ещё раз, госпожа Лина, доброго дня, господин Гаури. Я просто провожаю юную госпожу Эльну – на всякий случай.
- На всякий случай? – Лина исполнилась подозрений. – Что произошло?
Эльна вздохнула и повела правым плечом.
- Химеры не хотели меня выпускать их Академии. Спрыгнули со столбов и преградили дорогу. А господин Кселлос, - она покосилась на невозмутимого монстра, - что-то сделал – и они снова взгромоздились на свои насесты. И вызвался меня проводить до вашего дома
- Времени до начала следующей недели у вас больше нет, госпожа Лина. – Кселлос был непривычно и оттого жутко серьёзен. – Вижу, вы и сами это поняли. Химер я порядком заморочил, и об уходе Эльны в Академии узнают только к ночи. Уходите прямо сейчас, нигде не задерживайтесь.
- Задержаться нам придётся, - покачала головой Лина, разворачиваясь, и подталкивая Гаури обратно в гостиную. Уже оттуда, вскидывая на плечо сумку и уламывая воина взгромоздить на спину дополнительный груз, она продолжила:
- Надо забежать на почту, отправить кое-что на имя Ректора.
Вернулась она как раз вовремя, чтобы увидеть как Кселлос заинтересованно вскидывает бровь.
- Три миллиона, чтобы не слишком злился, когда мы не вернём в хранилище амулеты Эльны.
- А... – Монстр изобразил на лице понимание и наконец-то улыбнулся. – Боитесь прослыть воровкой?
Лина тихо зарычала.
- Не злитесь, я не голоден. Лучше давайте-ка этот мешочек мне. Так и быть, доставлю в память о былых похождениях. Как мне всё проделать? Потише или пошутить?
Смысл взаимосвязи злости и голода Эльна не поняла, а вот способ доставки заставил всколыхнуться уже успокоившуюся было ярость.
- А сбросить это ему на голову можно? Так, чтобы он не понял, как это произошло?
Лина покачала головой, Гаури моргнул. Кселлос заулыбался ещё шире.
- Ну конечно, можно!!! Госпожа Лина, позвольте засвидетельствовать вам моё восхищение вашим умением подбирать учеников. Я пошёл, удачи вам! Пока!
Миг – и он исчез в ряби телепорта.
Эльна ошарашенно уставилась на опустевшее место, а Лина, глядя на неё, вспоминала себя в такой же ситуации. Да, первая телепортация прям перед твоими глазами всегда производит впечатление.
- Ну, добро пожаловать в нашу бодрую компанию!
Эльна перевела взгляд на наставницу.
- Кто это, госпожа Лина?
- Кое-кто. Расскажу попозже, хорошо? Сейчас нам бы из города выйти.
Девушка пожала плечами, и кивнула. Лина оглянулась на Гаури, и встретившись с ним взглядом, переступила через порог дома.
Эльна отступила назад и спустилась с лестницы, оглянулась. Взгляд её приковала к себе Башня – и девушка замерла, только сейчас мысленно прощаясь с ней, и прося прощения у всех, кого она оставляла и причиняла боль своим уходом. Но поступить иначе не могла. Слабое утешение, но что поделать...
Горько улыбнувшись своим мыслям, она повернулась к наставнице и, наконец, нашла в себе силы удивиться. Нет, не её виду и не тому, как сильно преобразилась рыжеволосая волшебница, сбросив платье, и одевшись, как странница. Эльна удивлялась тому, как раньше не видела эту Лину под маской, которую она сейчас скинула. И скинула с явным удовольствием и облегчением. Вместе с платьем волшебница, казалось, скинула и те десять лет, проведённые в Столице. Алые глаза засияли, а в плавных прежде движениях и жестах проявилась стремительность.
Лина закрыла дверь и обернулась. Эльна смотрела на неё странными глазами, будто никогда прежде не видела. Хотя... так оно и есть. Девушка знала преподавательницу. Теперь ей придётся привыкать к странствующей волшебнице...
Спустившись по лестнице, Лина улыбнулась ученице... И рассмеялась – спустившийся следом Гаури потрепал девушку по голове. Глаза у Эльны стали весьма озадаченными. То ли ещё будет...
- Ну, вперёд!
Лина первой сделала шаг по направлению к северным воротам.
- Вперёд! – Гаури последовал за ней.
- Вперёд, - после секундной заминки Эльна зашагала следом за ними.
Город они прошли спокойно, без всяких приключений. На них посматривали не без интереса, но пристального внимания не проявляли – или же Лина этого не заметила. Немного поволноваться пришлось перед воротами – кто мог знать, как себя ведут стражники в такое время? – но те были явно больше обеспокоены правильной подвязкой траурных лент на руки и копья, и одарили троицу лишь парой взглядов и бурчанием о бегущих с корабля крысах. Лина было недобро сверкнула на них глазами, но Гаури обнял её, а правильно оценившая ситуацию Эльна быстро заняла позицию между обидчивой волшебницей и болтливыми стражами ворот. Эксцесс был предотвращён, и Столица Эльмекийской Империи благополучно отпустила их из своих объятий.
Пройдя по главной дороге около часа, путники свернули на первом же перекрёстке налево – городок, где была назначена встреча с Алексом, находился на западном тракте. Они шли, пока солнце не начало склоняться над горизонтом, и сделали привал на первой же подходящей поляне протекающим по ней ручьём.
Непривычная к долгим переходам Эльна со стоном уселась на свой плащ и откинулась назад, опираясь на руки. Ей было немного стыдно бездельничать, когда спутники заняты кипучей деятельностью, но наставница ясно дала понять, что отдыхать не только можно, но и нужно, и девушка осталась сидеть. Но безделье никогда не было её коньком, и девушка, чуть подумав, вытащила из сумки книгу.
Лина миниатюрным фаерболлом разожгла костёр, и теперь Гаури носился по окрестностям, собирая хворост. Сама волшебница сидела на берегу ручья с удочкой, и с помощью своего заклинания таскала из воды рыбу за рыбой. Изредка оборачиваясь, она видела склонённую над Рукописью Эльну и тихо улыбалась. Когда гора улова достигла приемлемых (для неё) размеров, волшебница успела заключить сама с собой пари на то, решит ли Эльна прямо сегодня пробовать Рагна Блейд или нет. К задумавшейся волшебнице подошёл Гаури, и вдвоём они перетащили рыбу к костру и принялись насаживать улов на ветки и втыкать их на проверенном временем расстоянии от огня. Воткнув последнюю ветку, Лина подняла голову и встретилась взглядом с напряжёнными глазами Эльны.
- Ну, как тебе?..
Уточнения не требовалось – это понимали обе. Эльна поглубже вдохнула и ответила.
- Это... весь мир.
Лина улыбнулась.
- Хочешь проверить силы?
Вопрос был откровенно провокационным. И в тайне – проверочным. Отважится ли она или нет?
Эльна прищурилась – провокацию она разгадала, а проверку... Возможно. Её ответ был чётким и звонким.
- Хочу.
Лина посерьёзнела – только глаза продолжали улыбаться. Она поднялась на ноги, подхватила с земли флягу.
- Гаури, мы ненадолго. Пригляди за рыбой.
Воин кивнул, не отвлекаясь от наблюдения за огнём. Последние слова были явно излишними – магия магией, а ужин – это святое.
Лина и Эльна отошли на самый край поляны. Рыжеволосая волшебница остановилась немного ближе к огню, а светловолосая – на шаг дальше, и ближе к лесу.
Глубоко вздохнув, Эльна начала читать первое заклинание:
- О Повелители Света и Тьмы Четырёх Миров, к вам обращаюсь я! Дайте вашей силе собраться в моих руках!
Камни на браслетах засветились, и Лина кожей ощутила собирающуюся вокруг Эльны энергию.
- О Властелин Ужасных Снов, о меч холодной, тёмной пустоты, освободись от небесных оков! Стань един с моей силой, стань един с моим телом! Сила, разбивающая даже души богов... Рагна Блейд!
На плечи девушки словно рухнули все горы мира. Тело, казалось, вот-вот сведёт судорогой, или магия разорвёт душу на части... Но в её руках собиралась Тьма, переплетённая Золотом. Сила собралась в трепещущий, чёрный с золотыми молниями клинок – и девушка, неосознанно поведя руками, срубила какое-то дерево, на беду свою случившееся неподалёку. Эта мысль разбила концентрацию – и клинок исчез из её рук. И накатила слабость. Эльна почувствовала, как наставница её подхватила, и помогла удержаться на ногах.
- Молодец. У тебя получилось, по-настоящему получилось. – Голос Лины звучал восхищённо, торжествующе. Судорожно вцепившись в протянутую флагу, Эльна принялась жадно пить.
А Лина, ведя её, продолжала улыбаться. Хоть что-то хорошее за последние сутки... Но усадив ученицу у костра и взяв первую веточку с аппетитно поджаренной рыбой, волшебница неожиданно замерла. О чём она думает? Что, только правильное заклинание в этот день её радовало? Нет... не только оно. Был Астен, ставший другом. Был старый Ран, так и не назвавший своего настоящего имени. Были её ученики, понявшие её, была Нага, сохранившая верность дружбе...
Нет, покачала головой Лина. Это был хороший день. И пусть так и будет – всегда.

На лесной поляне мирно трещал костёр.
В кабинете Ректор завершал заклинание «рикавери», залечивая шишку, и ругался на чём свет стоит.
Астен Руагарди просто смотрел в окно, встречая предъявляющий свои права на город вечер.
В таверне «Толстый маг», за одним из столов собралась шумная компания – пятеро парней, девушка и женщина постарше.
Хранилище артефактов в подвале Башни опустело – Смотритель вышел под темнеющее небо и смотрел, как на Столицу нисходит ночь.
Далеко от этого места, у самой кромки воды, слушая тихий шелест волн, сидели и пили за удачу две женщины, которые не могли быть подругами – но были ими.
На мир Алой Сферы опустилась ночь.

@темы: Фанфикшн